Click here to send us your inquires or call (852) 36130518

Login

Log in with Facebook

Register

User Registration
or Отмена
Protected by Copyscape Web Plagiarism Scanner
Главные заголовки
Среда, 20 Ноябрь 2013 22:01

Как гламурно и безграмотно построить телевизионную студию

Автор  Владислав Фитисов

Невероятная мода на камеры с большими матрицами и безграмотность телевизионных инженеров, главных инженеров и технических директоров, которые приходят в телевидение из свадебных фотографов, приводит к безумным гипертрофированным решениям построения студий.

Когда я спрашиваю: Зачем? Ответ всегда потрясающий: это же круто - большая матрица, кинематографическое качество, невероятная гамма, доступно огромное количество объективов, малая глубина резкости и т. д.

На мои вопросы, например, ну а как же трансфокатор, камерный канал – полное недоумение. Когда объясняю, что трансфокатор в видеокамере делает наезд и отъезд – непонимание. А зачем? Есть же кольцо на объективе. С камерным каналом еще хуже. Объяснить, что это такое не просто тяжело, а практически невозможно, особенно то, что настройкой камер управляет инженер. В ответ смешки – это же все операторы сами делают.

vid
ZaglushkaREC

Ну да ладно, все по порядку.

Насчет «круто». Все дороги ведут к инвестору, который, как правило, не совсем хорошо разбирается в технической части телевидения, но ему местные «спецы» «втирают», что только «это» оборудование сможет работать правильно. Но я не буду обсуждать эту тему, потому что она не техническая, а сугубо индивидуально – психиатрическая, состоящая из понятий: глупость, наглость и невежество.

В этом случае я могу понять только ребят, которые сделали студию на трех Blackmagick Cinema, потому что вопрос был не в «круто», а в «мы бедные». Хотя, по большому счету, можно тогда и на мобильных телефонах снимать.

Для начала представим саму студию. Допустим, это будет студия, каких сейчас большинство в небольших телекомпаниях второго эшелона. Почему в небольших? Потому что, в первом эшелоне работают, слава богу, пока еще профессионалы, и речь не о них. И статья не для них.

Итак, студия 6х8 метров с высотой потолка 3м, рассчитана на одного ведущего и двух гостей. Для съемки передачи используются камеры Sony NEX - FS700 формата Super 35 ($8500 без объектива).

Почему без объектива (штатный у производителя есть)? Потому что, отвечает мне «гуру»: У меня уже есть их полно. Да и не дорогие они. Если что купим, какой надо.

Итак, матрица большая, объективы ставим, уже имеющиеся, например Canon 28-135mm. Стандартные и для стандартной съемки. Ставим камеры на расстоянии около 4-х метров от объекта съемки как задумывалось по генеральному плану. Каждая камера для крупного плана каждого персонажа. Расстояние между головами участников передачи около 1-го метра, они сидят за полукруглым столом. Включили. Настраиваем. Каждого актера нужно взять крупным планом в окне с шириной не более 60-70 см. Не выходит. Как не крути объектив - лезут в кадр руки и плечи соседа. Подвинули камеры ближе, только при расстоянии 2,5 метра до объекта был достигнут желаемый результат. Но тут гости заволновались, как-то им стало неловко лицом в лицо с объективом. Понятно, ребята меняют объективы на 70-200мм – получилось.

Ну, ладно, прошу их отбалансировать камеры по белому. Как это принято, по листку белой бумаги. В ответ: Да мы так не делаем, геморойно как-то. А придется. Прошу подержать гостя студии белый листок А4 в руках, а оператора навести на него. И ничего не получается, потому что, при таком раскладе нужно иметь объектив с фокусным расстоянием около 500мм. Скромный такой супертелевик.

Небольшое отступление, относящееся к профессионализму. Далее было дело так. А как же вы балансируетесь? - По пресетам. Вот в этой студии ставим 5600К. Я удивлен: У вас же свет 3200К? Ответ я уже предугадывал: А так картинка более теплая и душевная.

Ну да ладно, причем тут балансировка, если мы говорим, о матрице. Нравится - снимайте хоть в негативе. Но если у вас, вдруг, у гостя от страха после неудобного вопроса затряслись руки, то на любом нормальном канале режиссер завопит оператору в ухо: Дай мне его руки быстрее! Это такой жанр! И если бы на этом месте стояла любая, даже самая дешевая телевизионная камера с любой матрицей: 1/3, 2/3,1/2 – это было бы плевое дело. А с большой матрицей вы должны переставить камеру на три метра вперед.

И когда мне говорят, что мы подобными камерами (7шт) будем снимать концерты, шоу и даже местный КВН. Меня в дрожь бросает. Я представляю, как он сделает проводку по всему залу от крупного плана до общего, или как оператор, ведя танцора, не догоняет его. Нет, спорят: Мы все знаем, у нас все получится. Да, где-то я это видел, вспомнил - Песня-79 из СССР – 10 статически-гробовых камер.

Кино-качество. Вот что это такое? Ну, все отвечают мне стандартно - это 24 кадра в секунду. Прекрасный ответ. Это все равно, что сказать: размер ноги 43 – это классно, а вот – 44 размер - это супер, уже ного-качество.

Просто в кино принято снимать 24 кадра в секунду, а в телевидении 25 и 30 кадров в секунду, и не связано это никак с качеством, а просто в доисторические времена телекамеры должны были синхронизироваться с частотой сети 50 и 60Гц.

И, в конце концов, кто вас в профессиональной телевидение с 24к/с вообще пустит.

Второй замечательный ответ – цветопередача, как в кино. Цвет мягкий, теплый... Я не удивился, если бы мне сказали еще про царапинки как в кино. А как-то один телеоператор, поклонник больших матриц, сказал, что это, когда у оператора руки не трясутся и камера снимает ровно и плавно, как в кино.

Так вот термин кино-качество никакого отношения к размеру матрицы не имеет – это специальная электронная обработка видеоизображения, которая имитирует некую похожесть картинки на киношную. И такая функция есть в меню даже самой поганой мыльницы.

Еще популярно: кино-качество - это 16:9.

А вот что, на самом деле, важно и чем отличается кино от телевидения – это глубина резкости. Давайте порассуждаем. В камерах с большими матрицами глубина резкости меньше, а в камерах с маленькими матрицами больше. Для художественной съемки выгодно иметь большую матрицу, потому что оператор может выделить актера, придать ему значимость, сфокусировав на нем изображение, а затем плавно увести фокус на другой план.

Глубину резкости можно регулировать диафрагмой в небольших пределах на любых камерах. Чем больше мы открываем диафрагму, тем меньше глубина резкости, и наоборот. Но в телевизионных камерах с малой матрицей глубина резкости настолько велика, что в большинстве случаях этим параметром пренебрегают.

И совсем другое дело работать с камерами с большими матрицами на телевидении. Малая глубина резкости может принести много неприятностей.

Должен отметить, из опыта, что на небольших телекомпаниях не используют много света, мало того схема освещения упрощена до минимума. Просто три заливающих световых прибора перед съемочной площадкой. Без контровых, фоновых, рисующих. Все сводится к тому, что камеры стали намного чувствительнее – значит, освещения можно много не ставить. Ну да бог им судья...

Теперь простой расчет. Три осветительных люминесцентных прибора, расположенных на расстоянии 3-х метров от съемочной площадки, каждый мощностью 220 ватт дадут в общей сложности около 3000 lux в центре. Чувствительность камеры пусть будет, например 800 ISO, в таком случае диафрагма будет в районе 11 или даже 8. Из этого следует, что на расстоянии 4 метров с объективом с фокусным расстоянием 200 мм дистанция фокуса будет 3,92-4,10м. Это в диапазоне 18 см! То есть достаточно объекту съемки откинуться в кресле или наклониться над столом, как он уйдет из фокуса.

Мне мои любимые поклонники больших матриц в телевидении, слюной брызжа, объясняют, что в кино, мол, все прекрасно получается. Там говорящие головы трясутся, пляшут, кланяются и все в фокусе. И у нас получится. Правильно! Только в кино эту голову снимают с одного метра, отдельным дублем, а не с четырех метров и не одним дублем на всю передачу, как на ТВ.

Невероятная гамма до 17, 18 и даже 22 Stop'ов - это замечательное свойство современных камер, которое, к сожалению, на телевидении, о котором идет речь, как корове пятое нога. Оно избыточно, потому что всю это гамму сожрет ненастроенный тракт, да и настроенный не потянет. Любые преобразования сигнала в микшере, конвертере, графической станции, вещательном сервере, IP преобразователе дадут падение гамы на несколько пунктов.

vid
ZaglushkaREC

На одной из телекомпаний я наблюдал сцену. Дело было так. Захожу в вещательную аппаратную, где кипит работа. Один из руководителей канала, смотрит на LCD телевизор LG, который подключен по ВЧ к городскому аналоговому кабельному телевидению, на который эта телекомпания через IP провайдера подает сигнал, и руководит кем-то: Ну-ка добавь там немного этого. О уже хорошо! Потом они ставят клипы, скачанные на torrent рессурсах, и этот же «эксперт» выбирает клип. Просит инженера показать один, другой, потом вдруг: О! Вот этот оставь! Я понял, в чем дело! Берет пульт от LCD и ставит яркость, контрастность и насыщенность в 100%. Счастье в глазах. Теперь отлично!

Дальше вмешиваюсь я. Говорю, мол, что же вы делаете, братцы, кто же на домашнем телевизоре тракт настраивает? И вообще, вы сначала у себя тракт настройте, убедитесь, что он выдает стандартный сигнал. Для этого воспользуйтесь осциллографом, прецизионным инженерным монитором, генератором цветных полос, хотя бы, – это же у вас все есть! Затем проверяйте тракт провайдеров IP и кабельных сетей. А ручки яркости телевизора крутите у себя дома. И не отстраивайте сигнал на бытовом телевизоре по клипам. Там пересвет, там черный завален, вы рулите на глаз по одному клипу, а на другом клипе, все наоборот и вы опять рулите.

Пауза, и взгляд на меня, как на приведение. Ответ: У меня глаза лучше любого осциллографа. Я все вижу. Я по любому увижу классно или не классно.

Ну, я опять объясняю по - кругу. И дальше гениально: Я Вас понимаю, Вы говорите все правильно, и я это все тоже знаю, я, между прочим, по специальности радист. И опять начинает «настраивать тракт». (После десяти таких циклов обычно говорят: какой мудак поставил нам это фуфловое оборудование? Оно же не рабочее и глючит)

И напрашивается вопрос, ну зачем этому радисту 35мм матрица с «офигенной гаммой»? Если из 20 STOP'ов зритель увидит 5.

И насчет доступности огромного количества объективов, в данном случае будем говорить о Sony NEX-FS700. Да, доступны. Правда, с некоторыми оговорками.

В том случае если вас не интересует автофокус и стабилизатор – то ставьте любой, с креплением E-mount. Но работа для телевидения на такой камере закрыта.

Если автофокус и стабилизатор интересует, что было бы логичным, то во первых объектив должен быть оснащен этими функциями, а во вторых придется купить еще переходник Metabones Canon – Sony NEX. Но автофокус будет работать только в режиме фото. Это значит, что он в нашем случае работать не будет.

И совсем мало, существует моторизированных зуммируемых объективов, работая с которыми еще как-то можно приблизится к телевизионному формату, – насколько мне известно, - не более пяти и три из них Sony.

И вывод. Для боле или менее полноценной съемки для студии, о которой я писал, для съемки трех человек в передаче необходимо установить 6 камер, а не 4 как, положено. Три на крупные планы. Две на планы по два человека, и одну на общий. Потому что перестраивать планы, фокусы с помощью колец оператор не успеет. А еще, дорогие фотографы, если уж тащите на телевидение 35 мм аппараты, то ставьте на съемках и зажимы для головы, дабы снимаемый объект не выпадал из фокуса.

 

 

 

1 Комментарий

  • Комментировать Александр Четверг, 05 Декабрь 2013 12:52 написал Александр

    Уважаемый Владислав!
    Тема Вашего материала мне очень близка и понятна. Хотя некоторые моменты кажутся, как минимум, спорными. Вообще проблемы оборудования (в обоих смыслах) малобюджетных студий нацеленных на высокое творческое и техническое качество заслуживают постоянного внимания, хотелось бы надеяться и на страницах Вашего журнала.
    В частности, кроме описанной Вами проблемы выбора пары камера-объектив, можно назвать весь технологический ряд: от тех условий, где автору лучше всего кричится «Эврика!», до способов архивирования программ и исходников.
    Может быть опыт, 20 лет назад поставленный нашей микробюджетной студией, покажется Вам интересным, а вашим читателям в чём то полезным. День добрый, Саранск!

    Пятнадцать лет назад на канале «Россия» с ежедневной утренней часовой программой «День добрый!» начала работать Саранская городская студия телевидения «ТВ САР». И работала ровно год.
    Ну, и что, скажет недоумённый читатель. Программа! Экое событие. И вообще, это закономерно. Появляется новое, стареет, затем исчезает. Вот нынче дюжина круглосуточных каналов, не то, что программ, только в эфире, да две на цифровом телевидении, да еще три в кабельной сети. И то ли еще будет. Смотри, не хочу!
    Ну, насчёт «смотри или не хочу» - разговор особый. Но то, что в местных программах нет, к примеру, ни «круглых столов», ни дискуссий, ни публичного обсуждения городских проблем, хотя бы и набившего оскомину генерального плана Саранска. Нет прямых трансляций: ни политических, ни культурных, ни спортивных событий. Да что там трансляций, просто прямых передач – раз, два и обчелся. Нет ни аналитических программ, ни журналистских расследований. Нет, (и это, конечно же, субъективное мнение), ярких личностей или даже, (что я говорю!), - нормальных людей с собственным мнением, тех, кому можно сказать: – «этому я верю, этот не станет врать, и ему никто не сделает предэфирное обрезание». Впрочем, нет еще много чего другого, как говорится, перефразируя армейскую шутку, от профессионализма и до наших дней.
    Помилуйте, встрепенётся памятливый зритель. Что – то не припомню всего помянутого в той утренней программе. А у вас что было то?
    У нас? Да почти ничего и не было, но кое-что всё же стоит вспомнить. И начать, пожалуй, с выборов 1990 года в городской Совет народных депутатов. Выборы тогда, если кто помнит, кое-где «пустили на самотёк». То есть, народ кого хотел, того и выбирал. И в результате городскую номенклатуру в Совете ополовинила городская интеллигенция. И, почти сразу же, этой буйной половиной был поставлен вопрос о городских СМИ.
    И то верно. Заводские многотиражки есть, районки есть, а у города ничего. И республиканское СМИшное начальство руками разводит – нет у нас на вас ни времени, ни полос. Что ж, решили депутаты - будем делать сами.
    Скоро сказка сказывается, а иногда и дела делаются. Несмотря на препоны, Совет народных депутатов учредил и создал газету. И уже в декабре 1990 года под водительством Алексея Новикова увидели свет «Саранские вести». Первый блин комом не вышел, а вот со вторым, телевидением, не задалось. Уж больно авантюрной и дорогой казалась идея городского телевидения. Ведь, если с газетой – это помещение, регистрация и, разумеется, люди, умеющие эту газету делать, то, к примеру, с радио сюда добавляются звуковая студия, аудиоконтент (в переводе на русский уже записанные «песни и басни»), лицензии, коммутационное и передающее оборудование. Телевидение ко всем проблемам плюсует картинку. А это: камеры, свет, декорации, транспорт.
    На том же, республиканском телевидении, в ту пору на полтора часа ежедневного вещания работало около 150 человек (всего на ТВ и РВ – 250), 7 камер в 2 студиях, 4 камеры на выездной ПТВС, 8 кинокамер и 2 видеокамеры для съемок репортажей.Телекино, киноцех, цех декораций и дюжина машин в гараже.
    Собственно, одну из студий, малую, 60 – метровую, простаивающую со времени сдачи в эксплуатацию, изначально и предполагалось взять в аренду. В комплекте с двумя аппаратными получалось 200 м» - райские кущи.
    После долгих утрясок и согласований, в ноябре 1991 года, директором РТЦ Николаем Федотовым договор аренды был подписан! Но…
    Новый, демократически избранный, председатель… Или новая метла? Ну, в общем, несмотря на то что договор не был ни отозван, ни расторгнут, первая программа, записанная в начале 1992 года, до эфира так и не дошла.
    Год прошел в поисках помещения. Обнаружилось оно на территории телевизионного передающего Центра, в помещении самой первой, запущенной в 1961 году, саранской 24 метровой телевизионной студии. После того, как там установили передатчик ФАПСИ, в ней пустовало лишних 15 метров. От старой студии, покинутой в 1981-ом, остались только звуконепроницаемая дверь с тамбуром и тех же времен линолеум.
    Тогда же, в ноябре, на обустройство студии горсоветом были выделены первые деньги. Надо сказать, что вся предыдущая деятельность по составлению уставов, регистрации, беготне с арендами и прочая, и прочая, включая продумывание и придумывание будущей программы, делалась, увы, исключительно на энтузиазме. Итак, деньги появились! Денег было не счесть… Уже потом, год спустя, после того, как новый мэр Рыбин перевёл последнюю сумму на счет «ТВ САР», мы решили подсчитать, сколько всего денег ушло из городского бюджета на студию. В рублях считать не удалось. Инфляция в те времена зашкаливала, и измерялась не в год, а в месяц. А в долларах получилось 7 тысяч. На приобретение оборудования, зарплату, командировки за лицензиями, аренду наших 15м и телепередатчика, выплаты по договорам, в общем, за всё про всё – семь тысяч долларов. Конечно деньги немалые, хотя в разы (!) меньше ежемесячных расходов республиканской ГТРК, и на порядки(!) расходов всех известных нам новых студий.
    Но вернёмся к первому переводу. Сразу стало ясно, что мы много чего можем. Мы можем не рассчитывать на профессиональную видеоаппаратуру, равно, как и аудио, на световое оборудование. Можем не думать о декорациях, транспорте и, даже, о мебели. Нам оставались «самопал», «секонд хенд» и некондиция.
    Приятель из филармонии помог приобрести «отъездивший» своё по гастролям звуковой пульт. А лауреат золотой медали ВДНХ Арнольд Селезнев изготовил для нас пульт световой. Пять некондиционных «Спектров», по полгода простоявших на испытательном стенде телевизионного завода, также существенно облегчили финансовые расходы и позже верно нам послужили, в качестве мониторов. Ну, и так далее, список долгий.
    В нём – прораб Сергей Новиков – с бракованными трубами для стоек, зам.директора самосвального завода Владимир Тесленко – с металлом для стеллажей. Кинооператоры Юрий Ледянкин и Николай Мартышкин, чьи конструкции осветительных приборов были повторены задолго до городской студии, и так внезапно, и «в кон», пригодились. Особой строкой – главный метролог «Орбиты» Виктор Девяткин. Без приборов, так необходимых при настройке оборудования студии, и стоимостью, намного превышающих всю её, вместе взятую, нам было бы ой, как не просто. На «его же совести» электретные микрофонные капсюли – не дорогие, но дефицитные в ту пору устройства. Благодаря им звук в нашей студии был ничуть не хуже, чем у коллег.
    Как нормальные нищие, мы не брезговали никаким хламом. Однажды, в одном из университетских корпусов, рядом с моим домом, выбросили огромное количество поломанных стульев. С сыном-первоклассником, благо ему ещё не задавали на дом, натаскали из этой кучи спинки, ножки, сиденья и склеили ни много, ни мало, дюжину симпатичных стульев. (Спустя 10 лет, бывая на РТПЦ, я их узнавал. Наши! Крепкие! В другом месте перехватили предназначенную на выброс этажерку, ныне уже изжитую представительницу мебели 1940-ых-1950-ых годов. Но у нас, уставленная прикупленными словарями и справочниками, она стала не только элементом интерьера, но и замечательным подспорьем в плане грамотности произношения и произнесения. Согласитесь, несмотря на суфлёры и прочие интернеты, грамотная речь сегодня-проблема. И не только на провинциальных каналах.
    Но была проблема, которая давалась особенно не просто - камера. На профессиональную, даже б/у, денег не было. Не хватало и на новую любительскую. Во время «первой» аренды нас- по доброте душевной- выручал легендарный Владимир Ромашкин. Его личной камерой были сняты материалы для первой программы и даже фильм о 100 днях Президента Мордовии. Кстати, его же репортажный микрофон сделал наши последующие выездные записи вне конкуренции. Но и у Ромашкина были свои планы – зарубежные поездки, фольклорные экспедиции. И тут, как говорится, не было бы счастья…
    В городе волей несчастного случая – пожара на теплоходе в японском порту, и повторных визитов наших земляков в Японию – оказалось несколько штук Панасоников NV-S1 - замечательных представителей нового класса любительских компактных видеокамер VНS– С. Одну из этих камер её владелица нам и продала. На ту пору это была рекордсменка по весу-450 граммов, камера со стоп-кадром и с памятью титров. Именно этой камерой мы в прямом эфире делали, кроме всего прочего, блоки объявлений, о которых чуть позже, а недостающие ручные фокус и диафрагма не особенно смутили обоих наших операторов. Они даже умудрились снять с неё несколько сюжетов для канала «Россия».
    «Эка вон - заворчит утомлённый читатель,- так и норовит каждое лыко в строку. Обещал же о программе».
    Ну что ж, извини, дорогой, за подробности. Как без них? Ведь ты же не поверишь, что первые три месяца мы обходились одной камерой, хотя привыкли работать профессионально, что и подтверждалось отличными оценками на московских переподготовках у вашего ли покорного слуги, у оператора Виталия Еделькина или корреспондента Маргариты Шаиновой.
    Лишь в начале лета мы с оператором Николаем Алявиным привезли из Москвы вторую, тоже любительскую, но новую, «Панасоник-3000».
    А тогда, пятнадцать лет назад, с одной камерой, весь предыдущий день катавшей по городу на съёмках, с материалом, смонтированным на совершенно к этому не пригодных «Электроника ВМ 12» из студии, размером наверняка меньше комнаты, где читаются эти строки, зазвучало: «День добрый», и так или иначе выговаривалось: «Что бы ни было в миру: солнце, дождь или стужа- Божий день добрый, а уж мы давайте попытаемся его не плющить».
    И, разумеется, звучать это должно было искренне, продуманно и с любовью. И, конечно же, произносить это должны были не куклы с бегающими за суфлером глазками, а милые, умные, добрые женщины, матери…
    Ими оказались Светлана Чудова, Римма Аверкина, Татьяна Голикова. Никто из них не имел журналистского образования, но под патронатом Маргариты Шаиновой они в считанные недели овладели азами тележурналистики и далее не думали на этом останавливаться. К слову, Светлана и Римма после прекращения работы студии уже не смогли расстаться с новой профессией и сегодня работают в одной из московских редакций.
    Программа постепенно обрастала плотью, а также шерстью и зубами. Уже перестали быть редкостью утренние гости. Ширился круг героев эфира, появились новые рубрики, осваивались нетронутые прежде темы, а запретных для нас вообще не существовало. (Кроме, разумеется, тех, что оговорены в законе о печати.) Достаточно сказать, что наш «главный учредитель» -председатель городского Совета Василий Тимофеевич Таратов - ни разу не пытался диктовать, давить или приказывать, хотя заботу и попытки помочь мы постоянно ощущали.
    Но отсутствие запретов отнюдь не означает отсутствия уважения к зрителям, к героям, к своей профессии. С последним звуком конечной заставки мы садились на «разбор полётов». Здесь же искали новые сюжеты, ходы, приёмы. Заряжались идеями на съёмки. В каких-то вещах мы до сих пор удерживаем приоритеты. Поставив жирный крест на звонках в студию, которые в редких случаях (если это не подстава) дают что либо, кроме Б-е-е , М-е-е и Ту -Ту-Ту. («Апофеозом» такого рода связи стал обмен SMS-ками на экранах многих каналов.) Мы, вместо этого, взяли в оборот наоборот - звонки из студии к экспертам и прочим заинтересованным и уважаемым лицам.
    Это не значило, что мы отказались от связи со зрителями. Одна из трёх телефонных пар была изначально отдана под круглосуточно работающий автоответчик. Проблему автоответчика (а его мы, разумеется, тоже не смогли купить) решил наш главный и единственный инженер Сергей Козлов. Как и проблему видео коммутатора (у нас он был вместо видеомикшера), который в третьем варианте оказался настолько удачным, что мы и думать забыли о видеомикшере, тем более, что денег на него… Ну вы понимаете…
    Кроме «глобальных» проблем каждый день появлялись и решались мелкие, средние и «средней паршивости». И о том, как они решались, говорит тот факт, что стандартные 30 минут в месяц, положенные при освоении нового оборудования на брак и аварии, мы не только не исчерпали, но и не тронули.
    Но с единственным инженером я всё таки «перегнул». Впрочем, выпускник Ленинградского института киноинженеров Александр Евстафьев в штатном расписании из 12 человек числился звукорежиссёром, хотя и «перепаял» собственноручно весь звук и даже вёл собственную рубрику «Клип от Александра» - эдакий музыкальный вариант «Рассказа об одной картине».
    От такой универсальности было никуда не деться. Ваш покорный слуга, кроме руковождения, ещё и монтировал, и режиссировал, и даже немного снимал. Лишь спустя полгода ко мне на выручку пришёл мой товарищ и коллега Александр Аверьянов. А все мы, мужчины, старались не перегружать наших девчонок, которые были и авторами, и редакторами, и корреспондентами, и ведущими, а бухгалтер-экономист Марина Катайкина - умница и красавица – «организатором» объявлений. Кстати, ещё один приоритет. У нас вы могли позвонить с объявлением в любое время суток, включая эфирное. Вам перезванивали, уточняли данные, наносили телефонный номер на таблички с логотипами, придуманными нашим художником Александром Митрофановым, и, буквально через считанные минуты, ваше объявление, в компании дюжины других, появлялось в эфире. Подготовкой этих объявлений и занималась Марина. До сих пор ни по скорости, ни по плотности, ни по наглядности мне ничего подобного увидеть не довелось.
    Конечно, не всё было ровно. Мы так и не успели сделать прибор, показывающий время, температуру и давление. Так и не пришлось воплотить идею виртуального «круглого стола» с ведущим в студии и респондентами на конференц-связи. Так и не удалось «обуздать» обзор местных газет. И хотя они были «с пылу, с жару», прямо из-под печатного станка, зрителю зачастую доставались лишь порхающие газетные полосы, треск задетых микрофонов, да краткий пересказ статей. Зато цикл рассказов Сергея Бахмустова об исторических местах Саранска и сегодня прошёл бы на ура. Польза от почти ежедневных юридических консультаций Любови Калинкиной, ей богу, стоила пользы от расклонированных нынче телевизионных «судов», а регулярные экологические сюжеты всерьёз влияли на конкретные решения.
    Но, как говорится, хорошего много не бывает.
    В начале октября в Москве был сожжён Белый Дом, а уже в конце месяца мэром Саранска был распущен городской Совет народных депутатов. Права учредительства перешли к мэрии, но обязанности где-то затерялись. В декабре последний раз были перечислены деньги. Нас это не смущало, мы не собирались сидеть на шее города. Но вот неподневольное телевидение для кого-то было сильным раздражителем. В феврале, средь бела дня, в студию зашли трое крепких парней со стеклянными глазами и очень ласково попросили в три дня освободить помещение. А не то…
    «А не то…» гуляло по улице, сыпалось из милицейских сводок. Стало зябко… Напомню, что нашу площадь мы делили с передатчиком ФАПСИ, поэтому обратились сразу в ФСБ и МВД. Парни больше не появлялись. Но спустя месяц мэрия отказалась от учредительства, а ещё через неделю директор РТПЦ, под предлогом отсутствия лицензии, отказал нам в аренде передатчика. Мы остались без эфира.
    И кому было доказывать, что согласно закону заявка на лицензию уже даёт право вещания. И откуда было знать, что она – наша заявка – удовлетворена, и ещё 15 ноября 1993года нам выдана лицензия № 407.
    Просто в пертурбациях 1993-1994 годов лицензионный отдел четырежды реформировался, и все документы «всплыли» только в 1995 году. Потом были суды, выселения, претензии, оправдания, получение лицензии на радиовещание и новая студия… Но одолеть Мамону не удалось.
    А спустя двенадцать лет после закрытия мы, нежданно – негаданно, поставили ещё один рекорд. В течение трех месяцев, с интервалом в три недели, республиканская ГТРК крутила фильм и радиоочерк о пропавшем оборудовании городской студии. Такого ни самые значительные события, ни самые замечательные программы никогда ни до, ни после не удостаивались. Слишком дорого и дефицитно эфирное время ГТРК. Кстати, стоимость этого самого времени сопоставима со стоимостью самой студии ТВ САР.
    Но это уже другая история.

    Александр Шаинов
    Режиссёр ГТРК «Мордовия»

Оставить комментарий

Какому производителю камер для ТЖК вы отдадите предпочтение?

Canon - 16.2%
JVC - 3.8%
Panasonic - 23.8%
Sony - 56.1%

Total votes: 554
The voting for this poll has ended on: 29 Дек 2012 - 00:00

zaglushka

baner240

zaglushka


 

 

 

Новости производителей

Старые новые тяжелый стенды Matthews

NHITS183 | Новая техника

  Среди многочисленных запросов, которые поступают в компанию Matthews Studio Equipment, есть один, который повторяется во время общения с ...

Ссылка на сайт при использовании материалов обязательна

Select style: Red Brown

Premium Joomla Templates
Joomla Free Templates
Free Joomla Templates
Premium Joomla Templates
Joomla Templates

Addmotor electric bike shop

Beauties' Secret化妝及護膚品

DecorCollection歐洲傢俬| 傢俬/家俬/家私| 意大利傢俬/實木傢俬| 梳化| 意大利梳化/歐洲梳化| 餐桌/餐枱/餐檯| 餐椅| 電視櫃| 衣櫃| 床架| 茶几

Wycombe Abbey| 香港威雅學校| private school hong kong| English primary school Hong Kong| primary education| top schools in Hong Kong| best international schools hong kong| best primary schools in hong kong| school day| boarding school Hong Kong| 香港威雅國際學校| Wycombe Abbey School